Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Дела давно минувших дней

Мне хочется рассказать о некоторых людях, встреченных мною на жизненном пути. Одни из них вошли в историю, их имена известны широким народным массам, и к каждому я смогу добавить лишь два-три штриха, но, мне кажется, и таким скромным вкладом не надо пренебрегать. О других помнят лишь родные, друзья и знакомые, но жизнь их может послужить примером упорного, целеустремленного труда, который любому человеку позволяет добиться очень многого. Наконец, третьи делились со мною своими воспоминаниями о дореволюционной России, о старой Москве, о людях необычной судьбы.

Заранее прошу снисхождения, если я в чем невольно погрешил или если память меня подвела.

КОЕ-ЧТО О ШОЛОХОВЕ

Однажды перед очередными выборами в Верховный Совет СССР Шолохов дважды выступал по радио: в Ростове-на-Дону и в Таганроге (если не ошибаюсь). О первом выступлении было сказано в газетах, а о втором – молчок. Оно и понятно: Шолохов выступал пьяный и нес несусветную чушь. Думаю, что работник радио, допустивший второе выступление, получил хорошую головомойку. Слушал я это выступление с женой и неоднократно о нем рассказывал, поэтому хорошо запомнил и за смысл ручаюсь.

- Вы будете меня выбирать в Верховный Совет, - начал он голосом пьяного вдрызг. – Дело ваше, хотите, выберете, хотите, нет. Но если выберете, обещаю, что попытаюсь провести закон, чтобы перед народом зря не трепаться. Вот видите, я не читаю по бумажке, а говорю от чистого сердца.

Потом он ни к селу ни к городу заговорил от Отечественной войне и о многом другом, что не имело никакого отношения к предстоящим выборам. Сказал, между прочим, и следующее:

- Бывает иногда, никак не удается закончить главу. Сидел раз до рассвета. А потом пошел пройтись. На улице пусто. Только какая-то тетка гонит корову. Увидела меня и сразу ко мне:
- Вы будете товарищ Шолохов?
- Ну, я буду товарищ Шолохов.
- Депутат Верховного Совета?
- Депутат Верховного Совета.
- Вот у меня как раз к вам есть дело.
Посмотрел я на нее и говорю:
- Ты бы еще в кровать ко мне пришла со своим делом.
Повернулся и пошел домой.

Если бы мне кто-либо рассказал об этом, я бы не поверил. Попасть к Шолохову на прием, мне рассказывали, не так-то просто. А женщина встала ни свет ни заря, надо полагать, не от хорошей жизни. Возможно, она уже пыталась поговорить с депутатом Шолоховым о жизненно важном для нее, но безуспешно. И вдруг повезло: сам Шолохов идет навстречу, он свободен, ничто его не отвлекает. Какой порядочный человек мог бы так жестоко поступить, как наш прославленный писатель, да еще спокойно об этом рассказывать.

Мне передавали, что однажды в Вешенскую, где живет Шолохов, приезжала сотрудница «Известий» взять у него интервью. Ей открыл дверь слуга и сказал, что доложит о ней хозяину. Вскоре возвратился с ответом, что хозяин просил ее прийти завтра. Журналистка решила использовать свободное время для беседы с земляками писателя – о том, что он за человек. А после беседы у нее пропала охота встречаться с ним. Она возвратилась в Москву и заявила редакции, что отказалась выполнить задание и готова принять расходы по поездке на свой счет. Вот каков моральный облик нашего знаменитого писателя.

А теперь несколько недоуменных вопросов.

В первом томе «Тихого Дона» необычайно много в описаниях разных эпизодов гражданской войны на Дону, точных дат крупных и мелких событий, названий воинских подразделений, селений, деревушек и т.д. Такое изобилие точной информации мог дать только крупный специалист-историк после долгого кропотливого изучения материала. Между тем, все три тома «Тихого Дона» написаны ее автором в четыре года, а самому автору не было к концу работы и 25 лет, и он не был донским казаком. О степени его научной подготовки можно судить по тому, что, по его словам, верховный главнокомандующий из окна своей ставки в Могилеве видел Днепр: «и зеленеющие за ним поля Молдавии». Шолохов спутал Могилев-на-Днепре, где была ставка, с Могилевым-на-Днестре, где никогда никакой ставки не было. Я написал об этом автору, но ответа не получил. В последующих изданиях эта вопиющая безграмотность уже не повторялась.

А что создал Шолохов за последующие 50 лет своей жизни? «Поднятую целину», незаконченный роман «Они сражались за Родину» и, в сущности, больше ничего. А до «Тихого Дона» - несколько мелких рассказов. Ни в какое сравнение с «Тихим Доном» это не идет. Не мог он даже выступить с традиционной речью на заседании, где ему вручили Нобелевскую премию. Не мог толком рассказать нашим журналистам о своей поездке в Японию. Сказал, что напишет об этом, да так и не написал.

Как это понять?