Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Дела давно минувших дней

Мне хочется рассказать о некоторых людях, встреченных мною на жизненном пути. Одни из них вошли в историю, их имена известны широким народным массам, и к каждому я смогу добавить лишь два-три штриха, но, мне кажется, и таким скромным вкладом не надо пренебрегать. О других помнят лишь родные, друзья и знакомые, но жизнь их может послужить примером упорного, целеустремленного труда, который любому человеку позволяет добиться очень многого. Наконец, третьи делились со мною своими воспоминаниями о дореволюционной России, о старой Москве, о людях необычной судьбы.

Заранее прошу снисхождения, если я в чем невольно погрешил или если память меня подвела.

Не утвердил

Быль. Хоть и кажется вымыслом.

После Крымской конференции, проходившей 2-9 февраля 1945 года в Ялте, Сталин дал указание Анастасу Микояну и Георгию Маленкову разработать и представить на обсуждение Президиума ВКП(б) предложения по послевоенному
переустройству Турции.



- Вы знаете, господин генералиссимус, - начал Черчилль, которому отводилась роль запевалы, - сегодня ночью мне
приснился сон, что я стал властелином мира...
Collapse )
Сталин пошутить тоже очень любил. Только чувство юмора у него было своеобразное.

ШАЛЯПИН

«Подобно Шатобриану, могу сказать: я
видел Шаляпина на сцене в «Борисе Годунове»,
Ключевского на кафедре университета,
Муромцева на трибуне Государственной Думы,
и отныне меня ни на сцене, ни на кафедре,
ни на трибуне уже ничто не поразит».

Это приветствие послал какой-то видный дореволюционный общественный деятель (фамилию забыл) председателю Первой Государственной Думы Муромцеву в день его юбилея. Оно наглядно показывает все колоссальное обаяние великого артиста.

Впервые я увидел Шаляпина в расцвете его таланта в 1912 году. Я в первый раз приехал в Петербург и был очарован этим изумительным городом. Судьба мне улыбнулась: я попал в Мариинский театр на «Бориса Годунова» с молодым Шаляпиным в заглавной роли.



На сцене народ, ожидающий у ворот монастыря ответа Бориса, согласен ли он занять освободившийся царский престол. Вот раскрылись ворота. Выносят хоругви, за ними шествуют высшие церковные иерархи и знатные бояре. С замиранием сердца ищу Бориса. Неужели не заметил? Нет, его нельзя не заметить. Казалось бы, что можно сказать походкой? Но гениальный артист может и походкой много рассказать. Как может шествовать человек, осуществивший заветную мечту своей жизни.
Collapse )

АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ ПОРТУГАЛОВ

В середине двадцатых годов я работал по совместительству в редакции издававшейся Наркоматом социального обеспечения газеты «Взаимопомощь» органа существовавшего тогда Всероссийского комитета крестьянской взаимопомощи. Вскоре после меня там появился новый сотрудник – Александр Васильевич Португалов. Он приехал со всей своей семьей из украинского города Лубны и разместился в огромной пустой комнате бывшей барской квартиры.

Александр Васильевич сразу стал всеобщим любимцем. Веселый, жизнерадостный, он всех привлекал к себе. Он ухитрялся совмещать работу с остроумной шуткой, крылатым словом. Вскоре я побывал у него. Комната напоминала цыганский табор. Почти полное отсутствие мебели компенсировалось раскладушками, наскоро сколоченными скамейками, перевернутыми вверх дном пустыми ящиками. Но дышалось в ней легко и свободно.

Наш наркомат обосновался в Хрустальном переулке в помещении бывшего банка. От былого великолепия остался один лишь диван.

- Вот это да! – как-то воздал ему должное Португалов. – Какая чудесная работа!

- Вам бы его подкинуть! – в шутку сказал я.

- Что вы, что вы! Ведь при таком диване надо то и дело подметать пол, мыть его каждое воскресенье! Да что там, бриться надо ежедневно! Нет, пусть стоит здесь нерушимо.

Была у нас литературная сотрудница Софья Евгеньевна Мотылева, респектабельная дама. Манеры Португалова ее подчас шокировали. Помню как-то, читая статью для «Взаимопомощи», она спросила:

- Александр Васильевич, здесь не ясно, сколько свиноматок должен обслуживать хряк, три или восемь? Цифры похожие.

- Конечно, восемь. Гнать надо в шею такого хряка, который не может обслужить восемь свиноматок.

- Оставьте ваши неприличные шутки! – вспыхнула Софья Евгеньевна.

- Почему неприличные? Представьте себе образцовую свиноферму. Ясный летний день. На площадке гуляют свиноматки. На за ними ухаживает, обслуживает их. Разве это неприлично?

Как-то я сказал Португалову:

- В дни моей дореволюционной учебы мне попался учебник вашего однофамильца «Алгебра для самообразования». Очень толковый учебник!

- Так это же я его составлял. Моя «Алгебра» выдержала до революции семь изданий.

Постепенно мы сблизились. Я узнал, что Португалов родился в бедной семье, для которой непосильна была плата за учение в средней школе, и мальчика отдали в ремесленное училище. Тогдашние училища имели мало общего с современными ПТУ и ФЗУ. Туда поступали только дети бедноты. На них господа смотрели сверху вниз. Не были в почете и взрослые ремесленники.

Мальчик хорошо учился. Любую работу старался делать как можно лучше. Для выпускного экзамена изготовил отличный замок, но в нем оказался небольшой скрытый дефект чисто эстетического порядка, не влиявший на работу замка. Хотя обнаружить его не могли, юноша все же решил разобрать замок, устранить дефект и снова собрать.

По окончанию школы Португалов поступил слесарем в железнодорожные мастерские с десятичасовым рабочим днем. Вскоре женился, пошли дети. И тут он решил, что надо учиться дальше. Для этого необходимо было прежде всего подготовиться к аттестату зрелости. Понятно, что о репетиторе мечтать не приходилось, а времени после мастерских было в обрез. Задачу он себе поставил необычайно трудную, но, по зрелом размышлении, решил, что она выполнима. Для этого надо использовать воскресенья и праздники полностью, а в рабочие дни каждую свободную минуту.

Он оказался прав. Экзамены на аттестат зрелости были успешно сданы. Больше того, на основе собственного опыта он составил несколько учебных пособий для самостоятельной подготовки к аттестату зрелости, в том числе вышеупомянутую «Алгебру».
Collapse )