June 6th, 2016

Свобода и Хмельницкий

В 1910 году четыре евр... - в общем, вы таки поняли, кого - собрались, и написали "Всемирную историю, обработанную Сатириконом". Так вот, Поль Валери явно ошибся, когда сказал, что "история - это наука о том, чего уже не будет" (ну, а Гегель-то был прав насчёт фарса, наследующего трагедии!). Читаем отрывок (напоминаю, 1910 год издания):

"Свобода была добыта, и казаки загрустили.



- Что нам делать со свободою? - задали они Хмельницкому вопрос.
Collapse )
С тех давних пор (после Хмельницкого) - украинцы отдавали Украину османам, шведам, австрийцам, потом "жидокомиссарам" и австро-венграм с немцами, потом белым, потом местным бандам, потом опять марксистам, румынам, чехам и полякам, потом опять немцам, опять русским, потом американцам, а сейчас укры старательно подкладываются под Европу. И каждый раз трагедия повторяется фарсом - как же тут не вспомнить Гегеля, и Аверченко с Тэффи...

Новое – хорошо закопанное старое

Ух, какие важные интересные новости принесли мне ветер и интернет! Вы же знаете, что недавно на Тверской, в районе 16 дома, при раскопках нашли почти что целую деревянную мостовую XVIII века? А под ней – пять ярусов мостовой века XVII.



Там сейчас небольшое деловое столпотворение. Археологи, геодезисты, чиновники, историки, рабочие, наверное и студенты просачиваются. (А сколько любопытных мальчишек и девчонок бродит вокруг! Не мои бы годы, и я бы там был) Еще бы. Деревянную мостовую до сих пор выуживали из-под пластов времени и почвы дважды всего лишь. В шестидесятые годы это была настоящая сенсация. Я помню! Сколько диссертаций написано было по этой теме! Сколько научных карьер стартовали или подолжились! Настоящая дорога из прошлого – это вам не семечки на остановке. И даже в девяностые, когда всем, прямо скажем, на всех было плевать, а Москву пытались сделать чем-то гигантской рекламной тумбы, деревянную мостовую не обошли вниманием ученые и власти города. Тогда я еще много работал и в некоторых мероприятиях мне посчастливилось принимать непосредственное участие. Правда, хотелось большего, гораздо большего.

На сегодняшний день ситуация другая кардинально. Здесь будет настоящий музей. Дорогу москвича XVIII века сможет пройти любой желающий.

"Мы должны знать, каким был наш город. Поэтому такие решения приняты и по деревянной мостовой, и, безусловно, они будут работать на сохранение истории города", - поясняет Петр Бирюков, заместитель мэра по вопросам городского хозяйства и благоустройства.

И в любое время года, даже зимой, москвичи и гости столицы смогут увидеть, по какой же улице «шла девица за водой», везли товар купцы, спотыкались ошарашенные «немцы» - иноземцы.

Часть мостовой застеклят, наладят подогрев, подсветку. Как хорошо все же, что я успеваю увидеть и старую Москву, и новую, совсем новую – с таким серьезным и бережным отношением! Что еще надо для счастья немолодому зануде-интеллигенту? Улыбка. Вот попрошу меня проводить до этой старинной улицы. Да вы и сами должны обязательно по ней прогуляться! Такой красотой не всякий заграничный город может похвастаться!

Ах, время, история, связь поколений. Дорогие мои москвичи, давайте и дальше беречь и любить свой город.

Когда-нибудь наши улицы найдут археологи. Вначале найдут мою улицу, по которой я в сороковые бегал ребятенком.

Еще через сто лет – нынешнее время будет исторической ценностью.