iosilevich (iosilevich) wrote,
iosilevich
iosilevich

«СМЕЯЛСЯ ВЕСЕЛО ЗЕЛЕНЫЙ МЕСЯЦ МОЙ»

Среди театральных деятелей дореволюционной России видное место занимал Никита Балиев. Его кабаре «Кривое зеркало» пользовалось большой известностью в Петербурге. Но весело, остроумно и зло откликалось на злобу дня.

Помню такой отклик. Статисты императорского Мариинского театра получали очень маленькое жалованье. Они решили подать прошение Николаю II, когда он посетит театр, об увеличении жалованья. Случай представился: Николай приехал смотреть оперу «Жизнь за царя» (в советское время - «Иван Сусанин»), где главную партию исполнял Шаляпин. Во время представления статисты, изображавшие толпу, вдруг опустились на колени и подали царю прошение. Опустила на колени и Шаляпин. Впоследствии он оправдался тем, что если бы он этого не сделал, то сорвал бы постановку. Но общественность не могла ему этого простить.



«Кривое зеркало» сразу откликнулось на данную сенсацию. В очередном спектакле Балиев вышел на сцену с тщательно отутюженными брюками и пояснил: «Это брюки Федора Ивановича Шаляпина до грехопадения». Затем в его руках очутилась друга я пара брюк с продранными коленками и последовало новое разъяснение: «А вот это брюки Федора Ивановича Шаляпина после грехопадения». Подобные номера часто появлялись в «Кривом зеркале».

После революции Балиев уехал в Соединенные Штаты, да там и остался. «Кривое зеркало» перебазировалось в Москву и обосновалось на Большом Гнездиковском переулке. Но живая душа от него отлетела. Лишившись своих основных кадров и руководителя, оно влачило незавидное существование и скоро закончило свои дни.

Я успел в 1920 году увидеть там постановку, которую помню до сих пор. Может быть, потому что она была проникнута тоской по невозвратному прошлому того самого «Кривого зеркала». Называлась она «Смеялся весело зеленый месяц мой».

Но сцене типичный московский «поленовский дворик»: фасад небольшого аккуратного домика, сарайчик, еще какое-то уютное сооруженьице, скамеечка, на которой сидят старик и старушка. Скрашивает дворик, придает ему интимность и уют цветущая береза.

Старые люди, видимо, намерзлись и наголодались в суровую зиму тех времен м постепенно оттаивают в лучах ласкового весеннего солнышка. И вспоминается им невозвратная молодость, волшебные майские ночи, овеянные ароматом черемухи, соловьиные трели до самого рассвета, мечта о совместной радостной жизни, которую они пройдут рука об руку.

Тихо зазвучала мелодия старинного вальса. Дрожащим голосом старик начинает подпевать. А вот и старуха присоединилась. Трогательный своей беспомощностью дуэт звучит на скамейке под листьями березы.

Кавалер встает и церемонно подает руку даме. И оба они начинают медленно кружиться в старинном вальсе. Кружатся долго, пока хватает сил.

Музыка умолкла. Кавалер подводит даму к скамейке, целует руку, садится сам. Они совершили путешествие в свою невозвратную юность и возвратились в сегодняшний день – на скамейку под весенними листьями березы.

Так я воспринял постановку «Смеялся весело зеленый месяц мой».

БАЗАР. ДНЕПР. ОРШИЦА
ДЕТСТВО
ДЕТСТВО (продолжаю)
ХЕДЕР
ГОРОДСКОЕ УЧИЛИЩЕ
ПОГРОМ
ПАНТЕЛЕЙМОН НИКОЛАЕВИЧ ЛЕПЕШИНСКИЙ
ДЕЛА БОЖЕСТВЕННЫЕ
МАССОВКА
ПУРГА
СУМАСШЕДШИЕ
МИНКА-САМЕЦ И ДРУГИЕ
КАПИТАН ГАРШИН
ОРШАНСКИЙ БАРОН МЮНХГАУЗЕН
А ЕЩЕ БЫЛ СЛУЧАЙ
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА
"ПРАВДА"
ЛЕНИН (воспоминания товарищей)
ДВА ДИСПУТА
АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ ПОРТУГАЛОВ
ФЕДОР АЛЕКСАНДРОВИЧ ПОРТУГАЛОВ
ВАСИЛИЙ ПРОХОРОВИЧ ГОРЯЧКИН
ЯСНАЯ ПОЛЯНА
СОБАЧКА
ГРИМАСЫ НЭПА
И ТАК БЫВАЕТ
ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА
НЕЖДАННО-НЕГАДАННО
КТО ОН?
ЭТО МНЕ РАССКАЗАЛ ГУТСОН
ВЛАДИМИР САМОЙЛОВИЧ ФРЕНКЕЛЬ
НЕМНОГО О МАЯКОВСКОМ И ЕСЕНИНЕ
НИКИТА ХЛУДОВ
МОЖНО ЛИ ТАК?
КОРНЕЙ ЧУКОВСКИЙ О МАКСИМЕ ГОРЬКОМ
КОЕ-ЧТО О ХРУЩЕВЕ
ХИДЕКЕЛИ

Tags: Балиев, Кривое зеркало, Шаляпин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments