iosilevich (iosilevich) wrote,
iosilevich
iosilevich

Category:

МОЖНО ЛИ ТАК?

Две души живут в его груди
(Эпиграф)

В одном из писем Чехова (не помню, кому адресованном) есть такая фраза (цитирую по памяти): «Люблю Горького, но не люблю, когда он проповедует с амвона, окая по-церковному». Эту свою слабость на первых порах чувствовал и сам Горький. В одном из своих ранних писем он говорит: «Я часто ловлю себя на том, что разговариваю оглушительным тоном старшего дворника». С годами этот тон усиливался, но автор перестал его замечать. А последний период своей жизни Горький уже не говорил, а изрекал, поучал, наставлял, преимущественно братьев-писателей. Он ставил им в вину многое, в том числе грехи, в которых сам был повинен, в частности в пристрастии к «зеленому змию».



Когда им стало совсем невтерпеж, они дали по Горькому оглушительный залп (без сомнения, с разрешения самого высокого начальства). В «Правде» выступили с отповедью Горбкому Катаев, Панферов, Заславский и, кажется, еще кто-то. В своих статьях они выложили все, что накипело на душе. Ответа не последовало.

Я отнюдь не собираюсь отрицать роль и значение Горького в нашей литературе, но в нем мирно уживались самые противоречивые чувства: гуманность и безжалостность, чуткость и грубость. Мой покойный друг, в молодости вращавшийся в литературных кругах, рассказал о таком случае. Кто-то передал Алексею Николаевичу Толстому, что Горький, узнав о чьей-то трагической судьбе, прослезился. Толстой подтвердил, что Горький действительно человек со слезинкой. И, подумав, добавил: «И со сволочинкой». Вспомним хотя бы его знаменитые слова: «Если враг не сдается, его уничтожают». А ведь речь шла не только о бесспорных врагах.

Хороший человек может сгоряча хватить через край, поступить несправедливо, жестоко. Но, одумавшись, он поймет, что был неправ, и попытается загладить свою вину. Если он этого не сделает, его нельзя назвать хорошим человеком. А теперь вспомните, что рассказал Горький о себе в документальном автобиографическом рассказе «О первой любви».

Тогда он был еще очень молод и только Алексеем Пешковым, не переросшим пока в Максима Горького. Судьба свела его с интеллигентной семьей, состоявшей из мужа, уже не первой молодости, обаятельной жены – женщины, значительно моложе его, и маленькой девочки. Молодая женщина и Пешков полюбили друг друга, и она ушла к нему. Здесь пока нет виноватых, настоящая любовь не знает преград. На первых порах они жили трудно. Но по мере того, как Пешков становился известным писателем, трудности постепенно отпадали. Возникла возможность принимать у себя интересных людей.

Естественно, что обаятельная хозяйка не могла не пользоваться успехом у мужчин. Естественно также, что Горькому это не могло нравиться. В таких случаях культурные люди поступают так, как поступил Левин в «Анне Карениной». Когда Васенька стал ухаживать за Кити, он попросил его уехать.

А как поступил Горький? Вот как он само об этом рассказал:

«…и на этой почве возникали недоразумения, которое я принужден был разрешать. Я делал это порой недостаточно сдержанно и, вероятно, всегда очень неумело; человек, которому я натрепал уши, жаловался на меня:

- Ну, хорошо, сознаюсь, я виноват! Но драть меня за уши, да что я – мальчишка, что ли? Я почти вдвое старше этого дикаря, а он меня – за уши треплет! Ну, ударил бы, все-таки это приятнее!»

Очевидно, я не обладал искусством наказывать ближнего в меру его самоуважения».

Послушайте, в каком игривом тоне он рассказывает о своем подлом поступке. Так унизить интеллигентного человека и при этом еще мило острить.

Надо еще учесть, что Горький был человеком очень большой физической силы, а тот, кого он унижал и оскорблял, видимо, этим не мог похвастаться. Думаю, что если бы за его подругой ухаживал, скажем, прославленный силач Иван Поддубный, Горький не пытался бы выдрать его за уши. А в данном случае он действовал наверняка, сопротивление исключалось. Это то же, что бить ребенка.

Ну, ладно, предположим, что человек потерял над собою власть и совершил мерзкий поступок. Но спокойно, с улыбочкой, рассказывать об этом через много лет (рассказ был написан в 1923 году) мог только нехороший человек.

Может быть, Горький не понимал всей отвратительности своего поступка? Нет, отлично понимал! В конце того же рассказа, на последней странице, он пишет:

«Не забываются оскорбления, нанесенные человеку, и да – не забудутся!»

Это – по поводу того, что полицейский избил в кровь на базаре старого одноглазого еврея, которого заподозрил в краже с лотка пучка хрена.

А не пошел ли этот городовой по пути нашего знаменитого писателя?

БАЗАР. ДНЕПР. ОРШИЦА
ДЕТСТВО
ДЕТСТВО (продолжаю)
ХЕДЕР
ГОРОДСКОЕ УЧИЛИЩЕ
ПОГРОМ
ПАНТЕЛЕЙМОН НИКОЛАЕВИЧ ЛЕПЕШИНСКИЙ
ДЕЛА БОЖЕСТВЕННЫЕ
МАССОВКА
ПУРГА
СУМАСШЕДШИЕ
МИНКА-САМЕЦ И ДРУГИЕ
КАПИТАН ГАРШИН
ОРШАНСКИЙ БАРОН МЮНХГАУЗЕН
А ЕЩЕ БЫЛ СЛУЧАЙ
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА
"ПРАВДА"
ЛЕНИН (воспоминания товарищей)
ДВА ДИСПУТА
АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ ПОРТУГАЛОВ
ФЕДОР АЛЕКСАНДРОВИЧ ПОРТУГАЛОВ
ВАСИЛИЙ ПРОХОРОВИЧ ГОРЯЧКИН
ЯСНАЯ ПОЛЯНА
СОБАЧКА
ГРИМАСЫ НЭПА
И ТАК БЫВАЕТ
ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА
НЕЖДАННО-НЕГАДАННО
КТО ОН?
ЭТО МНЕ РАССКАЗАЛ ГУТСОН
ВЛАДИМИР САМОЙЛОВИЧ ФРЕНКЕЛЬ
НЕМНОГО О МАЯКОВСКОМ И ЕСЕНИНЕ
НИКИТА ХЛУДОВ

Tags: ИЗ РАССКАЗОВ ДРУЗЕЙ И ТОВАРИЩЕЙ, Максим Горький
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments